Марина Русецкая
(официальная страница)

Начало

Марина Русецкая. Москва. 2005 г.

"В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО..."

(Обновлено в 2009 г.)

Недавно я посмотрела две телевизионные работы. Экранизацию романа Достоевского "Идиот", Владимира Бортко, и "Дело о мертвых душах" или "Фантазия на тему произведений Гоголя", Павла Лунгина. Первая экранизация привела меня в полный восторг, а вторая сподвигла к написанию этого размышления.

Я задумалась о том, что же такое классика, классическое произведение. И пришла к выводу, что это, прежде всего, СЛОВО. Причем, слово не только несущее информационную нагрузку, то есть повествующее о каких-то событиях; не только оказывающее эстетическое воздействие, то есть слово, изложенное красивым литературным языком; но и слово, воздействующее этически, то есть воспитывающее наши чувства и мысли, направляя нас к свету, к любви, к Богу.

Сказано: "Дух Божий веет, где хочет". Классическая литература явлена нам через гениальных писателей Духом Божьим. Мы знаем, какой болью душевной, каким путем страданий шли авторы этих произведений к своему слову, слову действенному и сильному. Любовь - это Бог, а все они были преисполнены этим чувством, оно и являлось движущей силой в их жизни и творчестве. Проходя сквозь земные искушения, преодолевая их, они своим словом указывали нам путь преодоления, путь к свету.

Поскольку главным в классическом произведении является слово, то экранизация этих произведений, на мой взгляд, прежде всего, должна до нас зрителей, это слово донести, а в лучшем случае и усилить его воздействие. По моему мнению, Владимиру Бортко это вполне удалось. Я, к примеру, боялась пропустить не только каждое слово, но даже паузу в интонациях героев.

Кроме блистательного воплощения князя Мышкина Евгением Мироновым, все актеры сыграли великолепно. Для меня образ Настасьи Филипповны усложнился, и я поверила словам князя Мышкина, который, глядя на её портрет, сказал: "лицо веселое, а она ведь ужасно страдала…". Я поверила, потому что человек, много страдавший, становится более сдержанным, что и показала своим исполнением, на мой взгляд, очень сильным, актриса Вележева. Безусловно, таково режиссерское видение, но необходимо и достойное воплощение актером этого замысла. Все действующие лица ожили на экране, и слово Достоевского зазвучало во всей своей силе.

В дневнике Достоевский подчеркивал, что хотел описать в этом романе "положительно прекрасного человека". А что такое прекрасный человек, в понимании великого писателя, это человек любящий всех, понимающий всех. Князь Мышкин, наполненный этой любовью - жизненными обстоятельствами ставится перед необходимостью выбора. В земной жизни и, особенно, в земной любви, человек должен всегда делать выбор, иначе, как мы видим из романа, он может потерять рассудок, разрушить себя. Достоевский, как великий психолог и верующий человек, понимает эту необходимость, потому что и сам был поставлен перед выбором, что оказало огромное влияние на всю его жизнь и творчество.

Положительно прекрасный человек уже был на этой земле, он всех любил и имел силы на это, но он был Бог, он был Христос. То, что по силам Богу, то невозможно человеку, какими бы замечательными качествами он не обладал. Князь Мышкин весь состоит из света. Он - дитя божье, но в миру детям, как раз и приходится всего тяжелее. Его разум не выдерживает накала страстей вокруг него. "Будьте, как дети, ибо их есть царствие небесное", - сказал Христос. Князь Мышкин рассказывает о том времени, когда он жил среди детей и ему было хорошо рядом с ними. Вот Достоевский и попытался проанализировать, каково же это быть ребенком среди людей взрослых. Как человеку с открытым и доверчивым сердцем жить в обществе с обычными земными пороками - властолюбием, сребролюбием, сластолюбием и тщеславием.

Владимир Бортко своими работами доказал, что экранизация классики осуществима, и в талантливом исполнении может воздействовать на нас почти так же, как и само произведение, по которому она создана.

Теперь несколько слов о телефильме Павла Лунгина. Сразу скажу, что работа с видеорядом, с актерами безупречна. Видна рука мастера изображения. А воздействие? Смешно, иногда, да и только. В своих произведениях Н.В. Гоголь использует литературный прием - гротеск. Лунгин тоже избирает гротеск. Получается гротеск на гротеск. В результате местами перенасыщено, местами грубо, местами скабрезно, что к Гоголю, даже в любых фантазиях никакого отношения не имеет.

Об этой экранизации можно сказать, что это самостоятельное произведение. Жаль только, что выбраны Гоголевские темы. Из-за этого телеверсия выглядит карикатурой, довольно грубой и теряет больше, чем приобретает. Сравнение, невольно возникающее, оказывается не в ее пользу.

Здесь же хочу отметить, что фильм Павла Лунгина "Свадьба", я считаю выдающимся явлением в нашем современном кинематографе. На мой взгляд, современная тематика удается Павлу Лунгину намного лучше, чем обращение к классике.

Даже сложно себе представить, сколько нужно таланта, сердечной чуткости, любви, почти нежности, чтобы создать произведение в прозе, которое можно было бы назвать поэмой. Необходимо было каждое слово взвесить на сердечных весах, чтобы оно ложилось ровно, точно и поэтически на ткань прозаического повествования. Это не только титанический труд, но и Божий Дух, который посещает гения, чтобы он выполнил свое Божественное предназначение.

Гоголь показывает нам, какими мы становимся, если в нас только бесшабашность, только глупость, только жадность, только желание ублажить свое тело, несмотря на сказанное: "Дух животворит, плоть не пользует нимало", только желание карьеры и денег. Великий писатель говорит нам: "Вот, какими "свиными рылами" мы можем стать, если в нашем сердце нет искры Божьей, если в нас нет сочувствия, милосердия, если в нас нет любви". Гоголь смеется над глупостью человеческой, над нежеланием воспитывать в себе благородные божественные качества, без которых мы сами превращаемся в мертвые души.

Мы радостно цитируем высказывания Манилова, Собакевича, Ноздрева. Нам смешно, потому что сила великого писателя в том, что он, описывая самые худшие качества человека, делает это без всякой агрессии, он просто смеется, и мы смеемся вместе с ним. Только после того, как смех затихает, невольно, но отчётливо приходит мысль о том, что мёртвые души, это не те души, которые Чичиков покупает у помещиков. Мёртвые души - все основные действующие лица этого произведения. Н.В. Гоголь показывает нам всем, каков человек, если в его сердце нет Бога.

После просмотра "Фантазии" Лунгина мне стало грустно оттого, что великая задача, решенная Гоголем в своем, на мой взгляд, гениальном творении, послужила основой для карикатуры. Оказывается, не всегда тавтология усиливает впечатление, иногда она его уничтожает. И большая смелость пытаться добавить что-то от себя к литературному языку Гоголя. Воистину - нет предела человеческому дерзанию.

В моем сердце живет трепетное отношение к русской классической литературе, тем более, что я к ней обращаюсь ежедневно. На моем письменном столе, рядом с Библией, лежат книги Пушкина, Достоевского и Гоголя. Я их перечитываю, чтобы удовлетворить свою тоску по благородству, чистоте слова и мысли. Это - потребность.

Мне сложно понять, почему Аркадина в спектакле по пьесе Чехова "Чайка" скачет по сцене, принимая непристойные позы, мне непонятно, как может служанка Раневской в постановке пьесы Чехова "Вишневый сад" кокетничать с Лопахиным. Такие служанки не могли появиться на страницах Чеховских произведений. Было достаточно других авторов, даже во времена Чехова, которые охотно описывали именно такие ситуации, но при чем здесь Чехов? Именно он нам все время говорит о другом. О том, что среди смрада и мерзости есть чистота и верность, есть любовь и нежность, есть благородство. Это благородство не связано с сословием, оно есть принадлежность отдельной личности. (Например, Фирс, старый слуга в пьесе "Вишневый сад"). Все классические произведения обращены к человеку, как и Святое писание. Христос тоже обращается к каждому из нас, вне зависимости от нашего социального статуса или национальной принадлежности.

Когда я прихожу в театр на постановку пьесы Шекспира "Гамлет" и вижу Гамлета, валяющегося в истерике по сцене в кожаном плаще с автоматом в руках, я ухожу из театра. Гамлет слишком умен для того, чтобы биться в истерике. Его ум полностью подавляет его чувства. Мне понятен замысел режиссера этого зрелища: "Когда человек решает самостоятельно творить справедливость, исходя только из своих личных соображений, тогда и возникает фашизм, точнее, любой тоталитарный режим". Но, в такой постановке акцент падает на один смысл. За этим грохотом мы уже не слышим слов Шекспира, и все остальные тысячи смыслов, заложенные в этой трагедии, не доходят до зрителя. Таким образом, великое творение Шекспира, которое уже много веков не сходит с подмостков мировых театров, сводится к одной мысли, к одному смыслу, обедняя очень сложное и многосмысловое произведение. И.Ф.Анненский обращает внимание в своей "Книге отражений" на то, что драматург Ибсен написал целую пьесу, сюжет которой, у Шекспира описан в одной строфе.

История Гамлета, это, с моей точки зрения, в своем роде, "горе от ума". Божественную заповедь "Не мстите за себя милые, мне отмщение и я воздам" можно понять сердцем, умом ее невозможно осилить, так же, как и вопрос "Быть или не быть?", иначе: "Смириться перед Богом или действовать сообразно своим представлениям?". Гамлет не понимает, что смириться перед Богом гораздо труднее, чем противоборствовать Ему, и берет решение жизненных ситуаций на себя, забывая о заповеди: "не убий". Он сам говорит Офелии о себе: "Я очень горд, мстителен, самолюбив". Гамлет не может ответить на свой вопрос, но на него отвечает Шекспир. Самовольство приводит к разрушению и к смерти. Ибо сказано: "Бог есть жизнь". А Бог - это смирение.

Но, помимо знаменитого вопроса, это произведение содержит в себе еще множество философских и жизненных размышлений, которые поражают нас при внимательном прочтении.

Сегодня слишком много суеты на сцене и на экране, совершенно ничего не дающей ни уму, ни сердцу. Все эти постановки относятся к понятию: "массовая культура", к искусству они отношения не имеют. Это - игры взрослых людей. Так называемое, "Современное искусство", давно уже свелось к тому, чтобы пририсовать усы Джоконде, и многозначительно заявить миру: "Это мое видение, я так вижу".

Имеет ли право такая игра на существование? Безусловно, имеет. Очень немногим людям интересны мысли классиков, и эти люди, скорее, возьмут в руки книгу. Народу же, в массе своей, нужно развлечение, и тут все оправдано арифметическим понятием "большинство".

Не буду лукавить, я не досмотрела до конца "Фантазию" Лунгина. Меня охватила тоска по Гоголю. Открыла первоисточник, и с наслаждением погрузилась в чтение.

Спасибо Владимиру Бортко за ту радость, которую он подарил мне своими экранизациями: "Собачье сердце" Михаила Булгакова, "Идиот" Ф.М. Достоевского. И спасибо Павлу Лунгину за то, что он заставил меня задуматься над тем, что же такое экранизация классической литературы. Становится очевидным, что для того, чтобы перенести на экран классическое произведение, нужно обладать тончайшим восприятием классики, и это, безусловно, особый дар.

И, все-таки, закон театра: "Единство места, времени и действия" - неотменим. Один шаг в сторону, и театральная постановка, или экранизация теряет силу. Но, на наше счастье, есть оригинал, к которому всегда можно обратиться.

"Откупорить шампанского бутылку и перечесть "Женитьбу Фигаро".



Просмотров: 13,427

Ваше имя:
E-mail:
Ваш комментарий:





Где купить CD диск?

Биография

Стихи

Фотоальбом

Радиопередачи

Видеоклипы



Статьи:

«ЭХ, САНЯ, ШАЛОПАЙ ТЫ ЭДАКИЙ»

УЧЕНЬЕ - СВЕТ

В ПОИСКАХ ИДЕИ

«Змею обойдешь, а от молвы не уйдешь»

О спектакле О. Меньшикова «Горе от ума»

К вопросу о том, что делать?!

НОСТАЛЬГИЯ (эссе)

О ЯЗЫЧЕСТВЕ

«В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО...»



Гостевая книга